Статистика блога
195
Записей
4720
Обращений
182842
Посетителей
Областные Управления
(финансируемые из местного бюджета)
Областные управления и департаменты
(финансируемые из республиканского бюджета)

Из Целинограда в Астану

Они оба родились и выросли в Целинограде, окончили здесь институты, начали работать и приносить пользу родному городу. Никто из них и представить себе не мог, что когда-то будет жить в совершенно другом – новом, современном, комфортном мегаполисе. Но именно они внесли свою лепту в становление столицы молодого государства.

Ахметолла Ахметжанович Шакиров и Николай Петрович Тихонюк – имена довольно известные в Астане. Помимо разных других руководящих постов, был в их жизни период, особенно запавший в душу. После переноса столицы они первыми возглавили созданные два района города – Алматинский и Сарыаркинский – и руководили ими больше четырех лет. Самых сложных, надо сказать, лет, когда провинциальный город в центре Казахстана только примерял на себя столичный статус.

Десятого декабря 1997 года, то есть ровно 20 лет назад, Акмола была официально объявлена новой столицей Казахстана. Накануне этой знаменательной даты мы встретились с первопроходцами.

Они знакомы почти 40 лет, Ахметолла Ахметжанович уже на пенсии, а Николай Петрович продолжает трудиться в своей стихии – строительстве. Мы попросили их вспомнить о событиях двадцатилетней давности и предоставляем им слово.

Тихонюк: В советское время я работал на Целиноградском чугунно-литейном заводе, несколько лет был секретарем партийной организации, 10 лет провел на посту первого зампреда горисполкома, а Ахметолла пришел в обком партии из таксопарка.

Началась перестройка, полный развал, предприятия остановились, денег не было. Люди шли за помощью в обком и горисполком, мы старались чем могли помогать. Ахметолла взял на себя сложнейший участок – транспорт и торговлю. Помню, как мы радовались появлению многочисленных киосков и базаров, потому что люди были задействованы. Однако позже нам же пришлось все это мужественно закрывать, и это было гораздо сложнее.

Однажды меня отправили в ­Алматы, в бывшем здании Госстроя было выставлено 17 проектов с предложениями, где должна быть будущая столица. Состоялись долгие жаркие дебаты. Кокчетав бравировал хорошими климатическими условиями, Кызылорда напоминала о бытности своей столицей, на высокий статус претендовали Караганда и другие города. Звучали также предложения полностью снести правый берег Акмолы. Но в итоге было принято мягкое решение начать строительство на левом берегу. Несмотря на то что это пойма Ишима и возможная зона затопления. Так, в 1987 году сильно затопило микрорайон «Чубары».

Однако надо вспомнить, что Целиноград еще в 1960-е годы предполагалось сделать столицей. Тот же Дворец целинников на 1 600 мест явно был великоват для 200-тысячного населения, строили его на перспективу.

Итак, камень заложили, и начались будни строительства. Мы встречали приезжающих специалистов, расселяли, как могли. Гостиниц тогда было наперечет, три ресторана, три-четыре столовые в центре, одним словом, провинциальный город. Недостроенные дома стали срочно достраивать. Были созданы штабы. Облагородили набережную, которая так и осталась моим любимым местом в городе, старую площадь, начали строить 9-й микрорайон или, как его в народе прозвали, «Красную деревню»… Жаль, что «Миллениум» потом снесли, это было историческое сооружение.

Вообще, было довольно тяжело и в то же время интересно. Какая-то эйфория. Но я даже не представлял, что потом буду жить в таком городе! Мы просто делали свою работу, выполняли поручения. При виде эскизов казалось, что мы не доживем до того времени, когда все это будет построено.

Шакиров: Постоянно проходили совещания по развитию города, на которых мы все время получали взбучку. Одно такое состоялось в тогдашнем Доме пионеров, после чего мы все сели в автобус, в том числе Президент, и поехали инспектировать город: где плохо убрано, мусор, нет дорог.

Тихонюк: Нурсултан Абишевич и говорит охране, показывая на нас: «Смотрите, чтоб они не сбежали домой за резиновыми сапогами!» А благоустройство и впрямь хромало. В лучшем случае щебень на дороги кинули, а вообще, жители саманных домов – я сам в таком вырос – просто золу выносили, вот тебе и более-менее дорожка.

И вот Президент прямо в автобусе нас двоих отчитывает. «Дальше, – говорит, – не поедем, а то автобус застрянет еще!» Приехали на старую площадь, все собрались вокруг него, а Нурсултан Абишевич­ и говорит: «А есть ли вообще смысл укладывать асфальт, когда дома на уровне дороги? Может, напрячься и все снести?» Тогда и было принято решение о сносе старой части города.

Позже я возглавил СЭЗ «Астана – новый город», мы начали интенсивно застраивать левый берег. Были своя таможня, налоговая. Мы, кстати, единственные в мире, кто организовал специальную экономическую зону по строительству, потом к нам иностранцы даже за опытом приезжали.

Заданные темпы возведения столицы продолжают держаться и сейчас. Первая программа жилищного строительства родилась в 2004 году, как раз я перешел в Комитет по делам строительства. И до 2009 года мы вышли на 9 миллионов квадратных метров жилья, столько в советское время строил весь Казахстан! В Акмолинске ежегодно 100 тысяч квадратных метров только строили.

И это правильно, ведь выход из любого кризиса возможен только путем строительства. Принятие решения о переносе столицы было очень мудрым. Президент понимал, что в это сложное время нужно больше строить. Ведь это тянет за собой развитие других отраслей и обеспечивает занятость. К тому же пример Астаны дал толчок развитию других городов Казахстана.

Вот, например, в аэропорту строили один объект, потребовалось облицевать фасад плиткой. Приехали индусы, а у нас октябрь, холодно. Пришлось им срочно валенки покупать. К ним мы приставили наших специалистов учиться, потом весной посмотрели, у наших только две плитки отвалилось, а у индусов – шесть.

Шакиров: Да, в первый год, когда алматинцы переехали, было очень холодно, начались проблемы с теп­лоснабжением, веерные отключения света. Даже были моменты на грани остановки ТЭЦ.

Однажды мы с акимом области сидели на концерте во Дворце молодежи, и потух свет. Оказывается, замерзла вода канала Нура – Ишим, который подпитывал ТЭЦ. Слава богу, за ночь все восстановили. Иначе последствия были бы печальными.

Тихонюк: Каждое утро я докладывал акиму области и радовался, если на подаче ТЭЦ было 60 градусов. Значит до города дойдет 50, а в квартиры 40 градусов, это, чтоб понимать, еле теплые батареи. Все было устаревшим, утечки кругом.

Проспект Победы, помните, в шутку называли «проспектом геологов». А нам приходилось каждый год его вскрывать, потому что под ним шли и теплотрасса, и водопровод, и канализация – все вместе. Один год ремонтируем одно, другой – другое. Ливневки не было, все быстро выходило из строя. Едешь по проспекту – все в пару.

В общем, очень много проблем было. С 8 утра до 12 ночи работали. Но, что интересно, люди устали от безработицы, тяжелые 1990-е годы так напугали людей, что у них была жажда работы, никто не возмущался, а ведь зарплату задерживали по 3–4 месяца.

С Ахметоллой на это время мы стали соперниками. На совещаниях у акима города Джаксыбекова на экране были отображены два наших района, и отмечались красным и синим проблемные и успешные показатели. По благоустройству всегда лидировал Алматинский район, а по подготовке к зиме – Сарыаркинский. За 4 года у меня ни один дом не разморозился!

У Ахметоллы был микрорайон «Молодежный», который строился по минскому эксперименту, когда сначала возводят дома, а потом проводят благоустройство и инженерные сети. Дома построили, а тут развалился Союз и денег не стало. На сети наскребли, а с благоустройством еще лет 5 тянули. В общем, у каждого были свои проблемные участки.

Шакиров: Я хочу отметить, что все, что построено в Астане, не проходило мимо Президента. Все эскизы он смотрел и правил, все время занимался новыми объектами. Нурсултан Абишевич сам как-то вспоминал, что эскиз Байтерека нарисовал на салфетке во время официального приема.

Шестого июля 1994 года было принято постановление Верховного Совета Казахстана о переносе столицы из Алма-Аты в Акмолу. Тогда было много скептиков и в Правительстве, и среди депутатов. Мол, зачем такие бешеные траты, когда экономика только встала на ноги. Но в 1995 году Президент подписал Указ «О столице Респуб­лики Казахстан», в котором дал распоряжение образовать Государственную комиссию для организации работы по перемещению высших и цент­ральных органов власти в Акмолу.

Огромный объем работы по передислокации был проделан за два-три года. Одновременно готовили резиденцию Президента. Кстати, на должность акима Алматинского района Астаны Нурсултан­ ­Абишевич меня благословлял лично в своем кабинете. Как после этого будешь слабо работать, ведь это такая ответственность?!

В воззвании к народу Казахстана 10 октября 1997 года Президент подчеркивал:

«Отныне и на века здесь, в центре огромной страны, будут приниматься решения, судьбоносные для народа. Здесь теперь бьется сердце нашей Родины. Отсюда Казахстан будет определять свою историчес­кую судьбу в преддверии третьего тысячелетия». И я испытал огромное чувство гордости, осознал плоды нашей работы.

А 8 ноября того же года на старой площади состоялось важное мероприятие: в столицу были перевезены атрибуты государственной власти – герб, флаг и президентский штандарт. Аксакалы города приняли символический ключ.

Тихонюк: Левый берег изначально задумывался как административный Сити-центр. Но чего-то явно не хватало. Едешь вечером – пусто.

Помню, приехали 5 ведущих архитекторов мира, Президент с ними на Байтереке обсуждал развитие Астаны. Они и говорят: «Хорошая у вас задумка, хороший генплан, но надо вдохнуть жизнь в этот каркас. Надо жилье вокруг построить».

Сейчас получить земельный участок в городе очень сложно, а тогда мы уговаривали застройщиков! И за полгода левый берег оброс жилыми домами. Сначала нас ругали, зачем такие широкие улицы, а теперь оказалось, что и они узки. Как Студенческий проспект, ныне Абылай-хана, когда только построили, был шестиполосным, потом две полосы убрали за ненадобностью, а после переноса столицы пришлось деревья вырубать и снова добавлять полосы.

Я хочу сказать, что Астана строилась в поиске. И ею занимался лично Президент. Когда в 1998 году Елбасы вручал мне медаль «Ерен еңбегі үшiн», то сказал: «Мы бы с тобой больше сделали, но у нас денег не хватало».

Шакиров: Да, если бы Глава государства так решительно не взялся за это дело, ничего бы не получилось, потому что общий настрой, к сожалению, был против переноса столицы. Мне приходилось заниматься оформлением города. И тогда мы впервые услышали слова «дюралайт», «оракал», «билборд». Я ездил в Алматы в крупные компании-рекламодатели «Мальборо», «Пепси-Кола», предлагал им бесплатно рекламные места в нашем городе. И они упрямились, не приезжали, потому что не верили в перенос столицы.

Только волевым решением Президента это стало возможным. И мы, целиноградцы, акмолинцы, конечно, сегодня радуемся. Хотя (смеется) раньше мы друг друга все в лицо знали. Да и улицы сейчас без Интернета не найдешь, все строится такими бешеными темпами. До переноса столицы население города было 290 тысяч, сейчас миллион, то есть за 20 лет увеличилось в 5 раз. И всем им нужно было дать жилье, работу, устроить детей. В истории еще такого не было, чтоб столица государства была построена в такие короткие сроки и в таких разительных объемах. До сих пор даже нам трудно представить весь размах и успех этого величайшего события – переноса столицы Казахстана.

Отправить письмом